Все перечисленное смешалось в моей душе после этой командировки. Мне срочно надо было попасть в Челябинск. Пришлось добираться туда из воздушной гавани города Минеральные Воды. Мой рейс вылетал в Челябинск поздно вечером. Погода была скверная, а когда я приехал в аэропорт, то сразу понял, что дела мои плохи: аэропорт купался в тихом тумане. В скверном настроение я вошел в здании аэропорта и тут же столкнулся с веселой радостной компанией, которая двигалась по направлению к ресторану. Загадочная русская душа! Компания радовалась тому, что их рейс задержали, и они решили отпраздновать это неприятное для нормального человека событие. Воистину, что русскому хорошо, то немцу – смерть.

С непознанными возможностями своего организма я однажды столкнулся в горах. Дело было так. Я спускался по тропинке, которая извивалась в густой траве, к реке и вдруг, стоя на левой ноге, я увидел, что правой сейчас наступлю на змею, которая переползала тропинку. До сих пор не знаю как, но я прыгнул спиной назад с левой ноги, вверх по склону сантиметров на семьдесят! В нормальном состоянии я этого повторить не смог ни разу. Попробуйте, может у вас получится.

       

Так вот. Было всё так, как в песне Высоцкого: «Опять дают задержку до восьми и граждане спокойно засыпают». Но в первую ночь я не спал. Читал книгу, болтал с другими пассажирами, курил. А вот на следующую ночь я уже был готов спать где угодно, но спать было негде. Третьи сутки самолеты не летали. В здании аэропорта, из – за наплыва пассажиров, яблоку негде было упасть. Под утро я до того измаялся, что всё – таки лег и уснул. Догадайтесь, где? Я лег и проспал три часа на перилах лестницы шириной сантиметров десять. Как я не свалился в меж лестничный пролет во время сна, я до сих пор не знаю. И никто в это не верит. Я бы и сам не поверил. Так я обнаружил ещё одну непознанную возможность своего организма. Но на этом мои приключения не кончились.

Читайте также  «ВИМ-Авиа»: от негатива к позитиву.

 Из Челябинска я возвращался домой тоже на самолете. Начало было чудесным: погода была летной, и мы взлетели вовремя. Подлетаем к Минводам. Начинаем заходить на посадку. Я уже прекрасно вижу здание аэропорта и вдруг самолет вновь взмывает вверх и нам объявляют, что из-за плохой погоды в Минводах мы летим на другой аэродром. Я видел, что в Минводах погода хорошая, надо было по идее возмущаться, а я обрадовался. О, загадочная русская душа! Но никакой загадки не было. Ближайший приличный аэропорт – это мой родной город Нальчик. А от аэропорта до моего дома всего десять минут ходьбы. Но радость моя длилась не долго, потому что через несколько минут сообщили, что мы летим в Грозный. Но с другой стороны в Грозном я никогда не был, и сейчас появилась случайная возможность с ним познакомиться.

Я успокоился, но оказывается зря. Подлетели к Грозному. Начали снижаться. В иллюминаторе не видно ни зги. Вдруг по правому борту раздается взрыв. Затем по левому борту тоже взрыв. Мы в ужасе. Но чувствуем, что наш самолет уже бежит по земле. Слава богу! Выходит из рубки экипаж. В сумеречном освещении салона, лицо первого пилота белое, как простыня. Кто – то из пассажиров начинает возмущаться. Первый пилот кричит на него. Подали трап. Мы выходим из самолета и понимаем, почему был так бледен пилот. В аэропорту Грозного метель. Такая метель, что ничего не видать и снег летит параллельно земле. Все молчат и в душе благодарят экипаж. Только сейчас стал очевиден их удивительный профессионализм.

    

                                                                          Алексей Громов

Читайте также  Конная авиация